Гиперсомнические состояния при нервных и психических заболеваниях

Гиперсомнические состояния при нервных и психических заболеваниях. Расстройства сна и бодрствования являются постоянным психопатологическим симптомом начала психической болезни и при выздоровлении очень часто исчезают последними.

Нормализация сна у больного, наступающая одновременно с улучшением его психического состояния, является обычно благоприятным признаком, свидетельствующим о выздоровлении или ремиссии. Улучшение психического состояния без одновременной нормализации сна – свидетельство неполного выздоровления, а в случаях, когда болезнь протекает приступами – предвестник возможного возврата психических расстройств. Улучшение сна или его полная нормализация, не сопровождаемые одновременным улучшением психического состояния, часто свидетельствуют о неблагоприятном течении психического заболевания.

Гиперсомния по своей интенсивности колеблется от легкой сонливости до летаргии, может быть прерывистой (см. нарколепсия, пиквикский синдром) и непрерывной (старческое слабоумие, олигофрения). Прерывистая гиперсомния проявляется приступами сонливости продолжительностью от секунд до нескольких минут. Непрерывная гиперсомния длится от нескольких часов до нескольких месяцев.

Важное место сонливость занимает при неврастении. Неврастеническое состояние проявляется как гиперсомнией в дневное время, так и затруднением, которое сопровождается гипнагогическими галлюцинациями, тревожным ожиданием бессонницы.

Сонливость больных, прежде всего молодого возраста, всегда подозрительна на злоупотребление наркотиками. Предположительный диагноз на ранней стадии наркомании можно поставить на основании косвенных показателей нарушения эмоций и влечений: колебание активности и настроения на протяжении короткого времени (несколько часов), изменения ритма и продолжительности сна, отсутствие аппетита, сменяющееся прожорливостью. Наряду с этим диагностически значимы также охлаждение к прежним занятиям, отчужденность, скрытность, смена круга знакомств, заинтересованность и осведомленность в беседах на «наркотические» темы или, напротив, нарочитое незнание и непонимание тем «наркотического» содержания в беседе.